Реклама на сайте

Наши партнеры:

Ежедневный журнал Портал Credo.Ru Сайт Сергея Григорьянца

Agentura.Ru - Спецслужбы под контролем

© Agentura.Ru, 2000-2013 гг. Пишите нам  Пишите нам

А. Колпакиди: Никто не хочет печатать книги о спецслужбах

Марина Латышева

Известный историк и издатель, соавтор «Империи ГРУ» Александр Колпакиди говорит о современном рынке литературы о спецслужбах и том, как работают сегодня силовые структуры с издательствами.

- В каком состоянии находится после кризиса рынок литературы о спецслужбах?

- Рынок не просто в плохом состоянии, он практически умер. Я не могу сказать, что это уже случилось на сто процентов, но «пациент скорее мертв, чем жив». Когда-то наш рынок по этой теме стартовал с суперхита, рекорд которого до сих пор не побит. Это мемуары Павла Судоплатова, опубликованные в издательстве «Гея». Кроме этих мемуаров и первой книги Олега Гордиевского («КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева» Гордиевского и Кристофера Эндрю, прим. Agentura.Ru) у нас на этом поле не было больших коммерческих успехов, если не относить к литературе о спецслужбах книги медийных Млечина и Хинштейна.

Сегодня уже физически умерли многие хорошие авторы и те, кто отвечал за публикацию книг, создавал атмосферу. Умер руководитель Совета ветеранов военной разведки Анатолий Павлов и помогавший ему бывший начальник архива ГРУ Пупышев, консультант пресс-бюро СВР Владимир Карпов, ветераны разведки Виктор Бочкарев, Игорь Кадетов, Виталий Чернявский, Станислав Лекарев. Умерли многие другие. Писать просто некому.

Причем учтите, что российский книжный рынок еще и не поддается какому-то логическому осмыслению. В прошлом году хорошо шли две темы, одна из них – штрафбаты (другая – Никола Тесла). Наша «Яуза» публиковала документальные книги о штрафбатах, в т.ч. и российские и немецкие, художественную литературу - все, что только можно себе представить, порядка 50 названий. И все они были распроданы «на ура». Когда-то это была запретная тема, но ведь прошло уже двадцать лет. Была масса статей, интернет ломится от штрафбатов. И все равно тема остается популярной. Почему? Я не могу понять. Тот же маразм и с Теслой.

- А какая ситуация с нон-фикшн?

Упали даже тиражи книг на тему, которая всегда была очень популярна — об истории Третьего Рейха. Да, выходит масса работ на околоисторические темы, издаваемые за счет авторов, спонсоров или грантов мизерными тиражами по 200-300 экземпляров, которые расходятся по друзьям, знакомым и помойкам. Но этих книг словно не существует, ведь их нет даже в библиотеках или интернете.

В 1990-е годы сложилась ситуация, когда издательства стали работать с силовыми структурами, печатая книги, подготовленные ЦОС ФСБ и мемуары сотрудников. Активно использовала издательства и СВР. Как обстоят дела сегодня? ФСБ и СВР должны были теоретически курировать издание книг по теме спецслужб. Однако реально власти «пасут» только ТВ. И это разумно, разница аудиторий колоссальна. С авторами практически и не работают, хотя, например, при Юрии Кобаладзе (глава пресс-бюро СВР в 1990 гг. Прим. Agentura.Ru) все было очень лояльно. Когда мы познакомились, я только начинал печататься, а он уже заканчивал карьеру. Он реально многим помогал и не мешал. Потом все пошло по нисходящей. Сейчас, например, в ГРУ никакой работы и не ведется. Выход трех томов Михаила Алексеева (офицальный историограф ГРУ, прим. Agentura.Ru), один в «Вече» и два в «Кучковом поле», – это инициатива самого автора, причем, он начал это делать лет пять-шесть назад. То, что вышло в «Вече» – это его переработанная книга, которая когда-то была опубликована в издательстве «Военная разведка». А два других тома – эта его новая и очень интересная, но сложная для чтения работа о Зорге, которую издатель разделил на два отдельных издания (собственно о Зорге и о нашей военной разведке в Китае). Так что ГРУ к этому изданию отношения не имеет.

Более того, книги о военной разведке, написанные гражданскими историками, могут вызвать негативную реакцию. В ГРУ был некий персонаж, типа политрука, курировавший связи с историками — я пытался через него получить доступ к некоторым материалам еще довоенных времен, причем обращался с «добром» от самого Валентина Корабельникова (начальник Главного разведуправления в 1997—2009 гг., прим. Agentura.Ru), но мне и с его рекомендацией ничего не дали. А затем и саму должность сократили.

Что касается ФСБ, то нынешний начальник управления регистрации и архивных фондов ФСБ Василий Христофоров говорит, что было рассекречено множество документов, едва ли не миллион. Это, мягко говоря, не совсем так! Рассекретили они действительно массу всякой никому не нужной дребедени. Но реально важных документов никому не дают. Даже операцию «Трест» уже 10 лет никак не рассекретят. А важнейшая тема репрессий 1937-38 гг. До сих пор все закрыто. Этой своей политикой они фактически не только парализовали изучение истории СССР, но и донельзя сузили книжную нишу литературы о спецслужбах.

Как работают наши архивы, могу рассказать на собственном опыте. Есть у нас такой военный архив на Водном. Как-то мне случайно там вместе с открытыми материалами (делами) и описями, дали даже не документы, а опись закрытых документов времен войны (кстати, мне же потом и скандал устроили, зачем я ее взял). Это были дела знаменитого ОМСБОНа. Столько ценнейшей информации о наших диверсантах, о судоплатовском управлении - я год не мог прийти в себя. Однако самих дел по этой описи мне, естественно, не дали. А там же нет никакого компромата, только данные о наших героях-партизанах. Судя по описи, там есть все – биографии, операции и т.д. Мечта любого историка. Почему все это до сих пор засекречено? Чья это глупость? Зато в открытых, выдаваемых исследователям делах лежат продуктовые талоны омсбоновского батальона НКВД, а зачем хранить 400 штук талонов на повидло? Я не шучу!

Даже ведомственным историкам - Александру Здановичу (генерал-лейтенант ФСБ, руководитель Управления программ содействия ФСБ в 1999-2002, ныне заместитель гендиректора ВГТРК и председатель Общества изучения истории спецслужб, прим. Agentura.Ru) и Владимиру Хаустову (начальник кафедры истории Академии ФСБ, прим. Agentura.Ru) дают, судя по сноскам в их книгах, очень мало принципиально новой информации, какие-то крохи.

Знаете, дело еще и в том, что никто не хочет печатать книги о спецслужбах. «Кучково поле», которое, конечно же, делает большое дело, издает эти книги только потому, что издатель получает на это деньги от спонсоров, в т.ч. ветеранских организаций ФСБ...

- …То есть существуют издательства, теснее других связанные с силовыми структурами.

- Если честно, я не знаю. Насколько мне известно, глава издательства нигде не служил, он - гражданский человек. Я вообще заметил, что мы в нашей стране мало знаем о том, кто с кем и как связан. Некоторых историков пускают в архив и какую-то информацию дают. Некоторых не пускают и не дают ничего. Каковы критерии? По надписям на книгах «Кучкова поля» с благодарностями ветеранам видно, что оно с силовиками работает. Но, думаю, это вполне независимые люди, просто умеют договариваться и хорошо издавать книги.

Некоторым ведомственным авторам и сегодня запрещают печататься, причем, выглядит это совершенно нелепо. При Фрадкове (директор СВР с 2007 года, прим. Agentura.Ru) боятся всего - он же человек другой системы, под его руководством работа пресс-службы превращается в застой. Там запрещают публиковать даже книги, в которых нет никакой новой информации. Один из бывших сотрудников написал энциклопедию спецслужб, причем только по открытым источникам, а ему запретили ее публиковать. К тому же процветает очковтирательство. Пример, вся эта шумиха с Вилли Леманом (сотрудник гестапо, работавший на советскую разведку. Прим. Agentura.Ru), о котором только ленивый за последние 20 лет не писал и не снимал. Даже вышла книга автора под псевдонимом «Ставинский», основанная на тех же самых «впервые» открытых документах! Пресс-служба СВР ужасно деградировала со времен Кобаладзе.

Как я понимаю, издательство ГРУ «Военная разведка» сейчас выпускает что-то в «Вече». Например, вышла книга Евгения Попова о сепаратных переговорах в Венгрии во время войны, вышли очередной раз биографии начальников ГРУ. Но особого спроса на это нет. Да и понятно. По сути, и это самое важное, сейчас сами спецслужбы откровенно плюнули на свой имидж и на пропаганду своих организаций и достижений в обществе. Потому как никакой серьезной работы по изданию книг, как это было во времена Кобаладзе и Здановича, они не ведут.

- А публикация книг Ассоциации историков спецслужб - это пропаганда или бизнес?

- Только желание получить публикации для защиты диссертаций. Конечно, никто на этом ничего не зарабатывал и не зарабатывает. В свое время Ассоциация выпустила несколько толковых сборников. Но опять же, умерли ключевые фигуры, такие, как Иван Васильев, Виктор Былинин, тянувшие на себе всю работу … Последний их сборник о войне, как я слышал, вышел крохотным тиражом, и экземпляры вручили только авторам, даже к членам общества он не попал. На мой взгляд, Ассоциация никогда и не справлялась с теми задачами, которые должна была выполнять. Это по сути всегда был междусобойчик, всего лишь возможность авторам опубликоваться.

- В 90-е годы в России так и не опубликовали перевод Митрохина/Эндрю, ходили слухи, что было давление СВР на издательства. В 2000-е так и не была издана книга Питера Эрли «Товарищ Жан» с откровениями Третьякова. Сохранилось ли давление на рынок со стороны спецслужб?

- В ситуации с архивом Митрохина это точно было давление. Ведь насколько я слышал, АСТ купило права на публикацию, книгу даже перевели. А потом «что-то» произошло. Так деликатно скажем. Это удивительно, ведь в АСТ выходят книги гораздо более жесткие в отношении власти. Тут, видимо, кто-то побоялся увидеть в публикации собственное имя, дело думаю, скорее в этом. Вероятно, срок прав АСТ давно истек, но если сейчас издать эту книгу, она уже не произведет особого впечатления. Читающая аудитория сменилась.

Кстати, на провокацию с Митрохиным кто-то у нас, возможно тот же Кобаладзе ответил историей с Томлинсоном (Ричард Томлинсон, бывший офицер британской разведки MI6, выпустил свои скандальные мемуары «Большой провал» на английском языке в российском издательстве «Фрегат» в 2000 году, в 2001 году вышел русский перевод. Издательство исчезло сразу после выпуска книги, прим. Agentura.Ru).

А сейчас на наших глазах уже год происходит колоссальный скандал – выложенные в интернете т.н. «бумаги Васильева» (бывший офицер ПГУ КГБ, в 90-е годы журналист «Комсомольской правды», Александр Васильев был в 1993 году приглашен в проект по написанию официальной истории СВР и допущен в архивы разведки. В мае 1996 году уехал из России, вывезя с собой свои записи. В 2009 году на их основе в США вышла книга «Spies: The Rise and Fall of the KGB in America», все записи выложены в Сети. Прим. Agentura.Ru). И российские спецслужбы на это вообще никак не реагируют. Вот вам и показатель того, что их совершенно не волнует их репутация.

Что касается книги Эрли, то и ее сейчас в России просто никто не купит. Я имею в виду читателей. Уверен, что и сегодня давление на издателей возможно, и даже более, чем когда-либо. Но издатели не будут ее публиковать прежде всего по коммерческим соображениям. У нас «в портфеле» лежат прекрасные новые книги историков Олега Мазохина, Михаила Болтунова, Олега Хлобустова, Николая Черушева и других, а мне не дают запустить новую серию о спецслужбах – не будет мол спроса!

- В США и Великобритании о спецслужбах пишут журналисты, экс-сотрудники и историки, а у нас журналистской литературы на эту тему почти нет. Вам не кажется, что в России есть сильный перекос в сторону истории в ущерб актуальности?

- Совершенно бессмысленно об этом думать! Мы живем государстве, где писать правду о современности никто не будет. Неужели после дела Политковской кто-то в это полезет? Самоубийц хотя и много, но они выбирают более простые способы.

- Журналистская литература о спецслужбах у нас пользовалось бы спросом?

- Не думаю, что это был бы бестселлер, но тираж наверняка бы продали. Дело в том, что аудитория этих книг – либеральная оппозиционная публика, составляющая очень небольшой процент от общества. Для таких книг тираж мог бы быть от 3 до максимум 10 тыс. экз. Это неплохо, но это не бестселлер.

Кроме того, наши журналисты не пишут книг еще и потому, что на них не заработаешь реальных денег. Журналист в своем издании по листажу получает на 3-4 порядка больше, чем он может заработать книжной литературой. Наличие книги в нашей стране ничего не дает и для его имиджа - у нас нет Пулитцеровской премии, системы отзывов, профильного рецензирования в СМИ, в целом нет системы, подверстанной под индустрию. Такая книга будет выпущена в пустоту. Но ведь какие-то переводы есть. Например, «В центре шторма» Джорджа Теннета в серии «Библиотека Коммерсантъ» в «Эксмо». Или «Секретные тюрьмы ЦРУ» в издательстве «Европа».

И никого это в России не интересует, не волнует. Спроса нет, все идет в слив.

- Почему у нас не выходят книги, прогремевшие на Западе — об «Аль-Каиде», о войнах в Афганистане и Ираке, о Гуантанамо?

- Эти книги касаются Америки и ее войн, ее проблем, потому там скучающей публике это интересно. А у нас народ или ворует или выживает. А к тому же у России, у нас сегодня нет очевидного врага. Вернее врагов хватает, но власть (т.е. и ТВ) делают вид, что их нет. А сами спецслужбы никому в стране не нужны и не интересны. Люди их если не ненавидят, то и не уважают. Если не боятся, то не хотят о них ничего знать, чтобы не портить себе лишний раз настроение. Так что в России сегодня не может появиться бестселлер о спецслужбах. Разве что Акунин или Пелевин что напишут. Но это будут брать под имя.

Agentura.Ru 2.09.2010

Idентификация

Как заполняют ваше досье Далее-->